Что о родителях говорит имя их ребенка?

Я глубоко убеждена, что мода на имена — не совсем уж и мода. Мне кажется, таким образом проявляются наши, простите за пафос, национальные ценности в данный момент времени. Какие они сейчас?
Что о родителях говорит имя их ребенка?На моем этаже живет семья: бабушка Наташа, дедушка Игорь, их дочь Светлана и ее дочь. Девочку внезапно зовут Николь. Пару дней назад на детской площадке другая мама звала сына: «Юджин, иди сюда!» И мамы-папы Николь и Юджина — вполне обычные россияне, просто такая мода на имена.

Если вспомнить, как последние лет десять называли детей мои друзья и знакомые, что получится? (Все мои знакомые — россияне: они в нашей стране родились и постоянно живут.)

Есть Мия, Мишель, Ханна, Аарон, Михаэль. Есть и достаточно ярко выраженная тенденция называть детей традиционными славянскими именами. Я знаю Радомира, Добрыню, Изяслава, нескольких Даниилов и Тимофеев, Матвея и Егора, девочек Ярославу, Станиславу, Велину и Василису.

У меня в классе в 1980-х большую часть мальчиков звали Сергей, а половина одноклассниц были Наташами. Мне кажется, сейчас такой класс в принципе невозможен, потому что детей называют иначе.

Родители выбирали из набора имен то, которое им больше нравилось. Православные традиции были не просто способом выбрать имя, а одной из краеугольных основ мировоззрения.

После революции детей массово называли в честь вождей и идеологов. Причем родители делали так не потому, что было надо или модно, — это соответствовало их убеждениям. Для людей, называвших детей Виленом (сокращение от Владимир Ильич Ленин), Кимом (Коммунистический интернационал молодежи), Рэмом (революция, Энгельс, Маркс), те, в честь кого они давали отпрыскам такие имена, были реальными героями.

В честь любимых литературных героев детей называли всегда

Реальным героем для советских людей был летчик Валерий Чкалов, поэтому в 1930-х многих мальчиков назвали в его честь. В 1960-х было много Юриев, названных в честь Гагарина. И пока космонавты оставались для советских людей главными героями, появлялись Германы в честь Титова и Валентины — в честь Терешковой. Постепенно космос стал чем-то почти обыденным, и младенцам перестали давать имена космонавтов.

В честь любимых литературных героев детей называли всегда.

В довоенное советское время после выхода в свет книги Аркадия Гайдара «Тимур и его команда» тюркское имя Тимур стало едва ли не самым популярным. Поэтесса Агния Барто посвятила этому явлению стихотворение:

«Назвали Тимуром,

И с первого дня

Геройских поступков

Все ждут от меня».

Как только появилось кино, родители принялись давать сыновьям и дочерям имена любимых киногероев и артистов. В 1937 году на советские экраны вышел фильм Якова Протазанова «Бесприданница», и на протяжении следующих 15 лет родители ежегодно называли Ларисами не меньше 22 девочек на 1000 новорожденных.

В 1950-х в стране стало много Лолит в честь аргентинской кинозвезды Лолиты Торрес. Как только в 1980-х в страну хлынули «мыльные оперы», девочек начали называть Марианнами и Розами. А сколько Алис появилось после «Гостьи из будущего».

Сейчас в Москве и Санкт-Петербурге живет 12 девочек по имени Арья — в честь Арьи Старк из «Игры престолов». В общем, называть детей в честь киногероев — наша вечная ценность. Так будет всегда, пока будет кино.

В фокусе у родителей — свой личный, приватный мир, а не глобальные, коллективные общественные ценности

Но вернемся к убеждениям родителей, которые они выражают не в чем-нибудь, а в именах детей.

В 1970-х советские люди в значительной степени утратили веру в правильность коммунистических идей. Больше всего в те годы им хотелось красивой жизни. Такую жизнь олицетворяли иностранные имена, которые немедленно и массово стали давать новорожденным. В этот период в СССР на свет появилось много Эдуардов, Алексов, Альфредов, Рудольфов, Робертов и Альбертов. Девочек стали называть Евами, Мартами, Ренатами, Жанеттами, Изольдами и Магдами.

А о каких наших актуальных ценностях говорит сегодняшний выбор имен? Всплеск патриотизма и интерес к корням, всему русскому, старорусскому и славянскому движет теми, кто дает детям такие имена, как Дарина, Радомир, Изяслав и Добрыня. Классическое славянофильское направление.

Родители, которые ощущают себя европейцами или «гражданами мира» (назовем их западниками) — а это тоже ярко выраженная тенденция — дают детям международные или уж совсем иностранные для русского уха имена. Это как раз мамы и папы Николь, Аарона и Юджина.

После изучения статистики загсов и Росстата я пришла к важному выводу. Мне кажется, в последние годы у нас с вами нет коллективных героев. Ни летчиков, ни космонавтов, ни полярников, ни других героических мужчин и женщин, ни вождей — вообще никого, в честь кого мы бы называли детей. То есть в фокусе у мам-пап собственная жизнь, личный, приватный мир, а не глобальные, коллективные общественные ценности. Это, по-моему, для отдельно взятой семьи хорошо и правильно. А, кстати, вы чем руководствовались, выбирая имя ребенку?

Источник

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями
Добавить комментарий